Меню
12+

«Велижская новь», газета МО «Велижский район» Смоленской области

13.05.2019 10:50 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 07.05.2019 г.

СНАЙПЕРЫ В БОЯХ ЗА ВЕЛИЖ

Автор: Л. КАЧУЛИНА По материалам Велижского историко-краеведческого музея

В городе Велиже на братском захоронении «Лидова гора» похоронена снайпер Александра Колесникова, родственники которой 9 мая собираются посетить наш город. Я думаю, что нашим велижанам будет интересно узнать о снайперах 4-й ударной армии, воевавших на велижской земле.

Рассказ о роли снайперов, участвовавших в боях за Велиж, составлен по воспоминаниям участников тех событий.

Е.В. Гутерман, участник 332-й Ивановской дивизии: «Вели мы бои в районе Велижа в 1942-1943 годах. Обстановка на фронте была такова, что Велиж практически являлся самой западной точкой всего советско-германского фронта. Бои шли и под Сталинградом, и на Кавказе. Наша задача заключалась в том, чтобы связывать далеко на западе фашистские войска, не давать им ни дня покоя. Непрерывно велись бои и непосредственно в городе Велиже, часть которого была в наших руках. Центр города находился у фашистов, а улица Володарского, начинавшаяся от шоссе, ведущего в город, была в наших руках».

К. Андриенко, гвардии майор в отставке, 360-я стрелковая дивизия: «Осажденным в Велиже фашистским головорезам предъявили ультиматум о капитуляции. Немцы его отклонили.

У нас же тяжелого оружия не было, чтобы выбить врага из капитальных домов, подвалов и других укреплений. Поневоле нам пришлось перейти к обороне.

Первые дни оборона была особенно активной. Наши подразделения устраивали вылазки в расположение противника. Целью вылазок была разведка, истребление живой силы и коммуникаций, уничтожение огневых точек и т.п.

Наш снайпер сержант А.Н. Гришин из Орска наводил страх и ужас на фрицев. Они боялись вылезать из земли, чтобы не угодить в оптический прицел русского снайпера. И все же Гришин мастерски подкарауливал зазевавшихся хоть на секунду немцев. За короткое время счет истребленных им фашистов перевалил далеко за сотню.

В 1942 году в дивизии Гришина первого наградили орденом Ленина».

А.А. Хвостов: «Со дня основания команды снайперов, возглавляемой старшим сержантом Зиминым с апреля 1942 года, моим боевым товарищем был Федор Шахматов. После моего ранения 11 декабря 1942 года он продолжал воевать в команде снайперов. Был Федор сибиряком-таежником. Занимался охотой в тайге, заготавливал пушнину, мясо диких животных, собирал ягоды и плоды тайги. Богатырского сложения, рост около 180 см, было ему 28-30 лет.

На его боевом счету числилось свыше 100 уничтоженных фашистов. Отлично ориентировался в лесу, что не раз выручало наше отделение в трудных ситуациях. Скромный, выдержанный, наблюдательный. Он раз обнаруживал замаскированные мины. Пользовался любовью и уважением боевых товарищей. В бою действовал по обстановке, не спеша. На него не действовали, не смущали и не выводили из равновесия ни разрывы бомб и снарядов, ни свист мин, ни хлопки разрывных пуль. Мало его беспокоило количество вражеских солдат, ведущих бой против нашей обычно небольшой группы снайперов».

М.Н. Григорьев, подполковник запаса 334-й стрелковой дивизии: «Когда мы говорим о фронтовом городе, то не следует его понимать в таком виде, каким мы видим его сейчас. По существу, тогда города Велижа не было. Были одни развалины, коробки каменных домов, изрешеченных снарядами, из-под развалин домов торчали трубы сохранившихся печей.

Занимаемая немецкими частями часть города подвергалась постоянной бомбежке, артобстрелу. Бои в Велиже не затихали. Наши войска не давали немцам спокойно сидеть в обороне – неплохо работали снайперы.

Среди снайперов 334-й стрелковой дивизии особо отличился ставший Героем Советского Союза капитан Иван Михайлович Сидоренко, уроженец Ельнинского района Смоленской области. На его счету более четырехсот фашистов. Он являлся организатором снайперского движения в дивизии».

К.И. Иванов, боец 334-й стрелковой дивизии: «Я, пулеметчик станкового пулемета, стал снайпером при батальоне, которым командовал Ф.Л. Малько. За декабрь 1941 года и январь-февраль 1942 года я уничтожил из снайперской винтовки 57 немецких солдат и офицеров. На лицевой счет снайпера записывается число убитых, подтвержденных средними командирами. В счет не идут убитые из пулемета».

Немаловажную роль в снайперском движении сыграли девушки, служившие в 358-й стрелковой дивизии: младший сержант Александра Семеновна Колесникова, на счету которой 158 убитых фашистов. Девушке было всего девятнадцать лет, когда она погибла. Это случилось 20 сентября 1943 года при артобстреле во время наступления на совхоз «Миловиды». Награждена орденом Отечественной войны II степени.

Три подруги санинструкторы-снайперы 139-го стрелкового полка: Аня Максимова (погибла в 1943 году при обстреле), Аня Степанова и Вера Орехова, каждая из них уничтожила по пятнадцать фашистов.

Е.Г. Посметный, капитан, начальник связи 1187-го стрелкового полка 358-й стрелковой дивизии: «Старшина Василий Тихонов родом из деревни Велижского района – то ли Жигалово, то ли Мышково. Там жили его мать, жена, маленькая дочурка. Он с марта 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожил не одну сотню фашистских захватчиков. В совершенстве владел снайперской винтовкой, ручным и станковым пулеметом! Он выходил на охоту за противником каждый день.

Немцы создали кочующие огневые точки, передвигаясь по траншеям и обстреливая наши позиции. Вот Вася и взялся за их уничтожение. Засек их расположение, расчертил радиус их передвижения и уничтожил.

Это был очень скромный, застенчивый парень. До войны он где-то у вас окончил школу, красиво писал. Он отдал за свою Родину самое дорогое – жизнь».

Погиб в боях и командир снайперской команды 358-й стрелковой дивизии старшина Бороздин. В музее имеется фотография его похорон.

Немалую опасность для наших воинов представляли немецкие снайперы. Вот что пишет об этом Андриенко: «Подкараулил немецкий снайпер в городе нашего политрука 1195-го стрелкового полка Кощеева. По неосторожности попали снайперу на мушку и еще два красноармейца, пытавшихся вынести тело Кощеева в укрытие». Похоронен политрук Кощеев в отдельной могиле на Михайловском кладбище города Велижа.

В.Г. Таран из 332-й стрелковой дивизии вспоминает, как ему досталось от немецких снайперов: «Вокруг города Велижа наша 332-я стрелковая дивизия исходила все овраги, все леса. А сколько мы там прокопали траншей, рвов, каналов, по которым шла вода, ДОТов, ДЗОТов, землянок для жилья, для боеприпасов, продовольствия и так далее?! А сколько вырезали очень хорошего леса?! Таскали лошадьми, тягачами. А сколько мы работали вокруг Велижа ночами с вечера и до утра, потому что днем нельзя было работать. Нашего брата много уничтожили немецкие снайперы. У немцев очень было развито снайперское дело. С меня снайпер дважды сбивал каску, но оба раза это были разрывные пули. Я оставался без каски и теплой шапки. В следующий раз мне разорвало нижнюю губу. С тех пор я был очень осторожен. Немцы были сильно обозлены на нас, особенно снайперы.

Однажды я из деревни Боровлево в наше боевое охранение нес обед – на спине термос с борщом, в руках хлеб и пшенную кашу. И меня засек снайпер. Начал по мне стрелять, пришлось двигаться по-пластунски. Я до ребят все-таки добрался, но термос был пробит в трех местах, все вытекло. Каша была вся в земле. Уцелел только хлеб. Моя морда была вся черная и в крови. Жалко было, что ребят не накормил. Пришлось отсиживаться у них до темноты».

Ветеран 358-й стрелковой дивизии И.А. Брагин писал в своих воспоминаниях: «Наш участок боев был не главным направлением, а отвлекающим силы врага на себя от главного направления, чтобы нашим войскам было легче воевать.

Отсюда я делаю вывод, дорогие друзья, изучайте бои за ваш город, район и область. Это ведь одна цепочка боев за освобождение нашей Родины».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12