Меню
12+

«Велижская новь», газета МО «Велижский район» Смоленской области

04.04.2019 09:36 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 14 от 02.04.2019 г.

ПОЧЕТ И УВАЖЕНИЕ ТРУЖЕНИКАМ СЕЛА

Автор: Е. Витина

Когда-то труженики села были в гуще событий – соревновались за высокие надои, ездили в соседние хозяйства по обмену опытом, дорожили грамотами, берегли подарки, стремились к лучшей жизни, одним словом, чувствовали себя людьми, нужными обществу.

Ушли в историю те времена, когда на каждой полосе любой районной газеты печатались фотографии передовиков производства, рассказывалось о трудовых подвигах простого человека – труженика сельского хозяйства. А еще когда-то об этих людях снимали кинофильмы, посвящали им песни, стихи. И несмотря на то что эти добрые времена стали историей, мы все же должны помнить, что это наша с вами история, история, которую мы не должны забывать. Не только помнить, но и рассказывать, писать о тех, кто сегодня является ветераном труда, а тогда, в 50, 60, 70-е годы, работали не покладая рук, отдавали все свои силы для возрождения родной страны. Конечно, сегодня никто из молодежи не мечтает работать на ферме, а ведь в действительности эта работа очень важна. Все продукты на прилавках магазинов не появятся, если не будет доярки, телятницы или механизатора.

Именно поэтому сегодня мы хотим познакомить наших читателей с Лидией Гавриловной Беленковой, удивительно скромной, доброй и сильной женщиной, которая в течение 42 лет работала дояркой, а в течение 15 лет, с 1976 года по 1991 год, была передовой дояркой.

Родилась Лидия Гавриловна в 1935 году в д. Березина Зубковского сельсовета Велижского района. В семье воспитывалось 4 ребенка (два сына и две дочери), отца забрали на фронт, где он пропал без вести. «Я в семье второй ребенок, – начала неторопливо свой рассказ Лидия Гавриловна. – После того, как отца забрали на фронт, мы с мамой жили вместе с бабушкой и дедушкой. Как жили до войны – не помню, но вот некоторые эпизоды военного времени настолько врезались в мою детскую память, что и сегодня я вижу все так, как тогда – семьдесят семь лет назад. Мы, дети, да и взрослые тоже, немцев очень боялись. Они ведь, как пришли, сразу нас бомбить начали. И вот помню, как однажды в наш дом зашел немец. Никого из взрослых в доме не оказалось, только мы – дети. Топилась печь. Немец подходит ко мне, дает пулю и показывает, объясняя на ломаном русском, чтобы я ее бросила в печь. (Это потом я узнала, что пуля была взрывная, т.к. наконечник у нее был красного цвета). И вот я уже практически взяла у него эту пулю, как в дом вошла мама, забрала ее у меня, немца прогнала, но так этот случай не оставила. Пошла мама к начальнику немецкого штаба, рассказала, что произошло, и, как ни странно это звучит, крепко наказали его. А потом нас освободили, немцев прогнали, жить стало легче, но было очень голодно. Наши солдаты жалели людей и особенно детей, подкармливали нас: то хлеба дадут, то кусочек сахара. Могу сказать, что натерпелись мы, жили такой жизнью, что не приведи Господь.

Получилось так, что я закончила всего 4 класса, хотя братья закончили 7 классов, а сестра девять. Раньше учеников из деревень никуда дальше учиться не отпускали, но моему старшему брату помог директор школы, и он отучился на горного мастера, второй брат тоже выучился на горного мастера, работал по профессии. А мне надо было помогать матери, и сразу после школы я стала работать. Пока жили в д. Березина работала в поле – помогала складывать снопы, полола, а трудодни писали на мать.

Когда мы переехали в Демидовский район, пошла работать на ферму, вот как пошла туда, так и осталась. Я была молодая, не боялась ни ранних подъемов, ни тяжелой работы, а работать приходилось много. Сначала мне дали три первотелки, которых надо было раздаивать, а спустя короткий промежуток времени у меня уже была группа из 18 коров, которых приходилось доить руками. Но доить это одно, мы вручную носили сено каждой коровке, носили воду из колодца в ведрах и зимой, и летом. Здесь же в 1960 году вышла замуж, но вместе с мужем мы прожили всего два года, родилась дочь Наташа. А потом муж погиб – разбился на тракторе. Это был сложный период в моей жизни – одна с маленьким ребенком на руках. Спасибо маме, которая меня поддерживала, помогала растить дочку.

По стечению жизненных обстоятельств я с мамой и Наташей приехала в Селезни, здесь второй раз вышла замуж, 41 год мы шли с супругом по жизни рядышком, вместе.

О другой работе я не задумывалась, поэтому и в Селезнях пошла на ферму дояркой. Здесь коров доили уже аппаратами. А я аппарат до этого даже на картинке не видела. Пришлось учиться, но если есть терпение и желание работать, то всему научишься быстро, вот и я быстро во все вникла, научилась. Я в работе всегда знала одно – коровка должна быть чистенькая, возле нее все должно быть убрано, опилками подсыпано, кормушки побелены. Сразу у меня была группа из 25 коров, а потом их стало 58. Хотя председатель колхоза быстро понял, что 58 коров в группе – это очень серьезная нагрузка на доярку, мы справлялись с трудом, и группы сделали по 50 голов. На группу было выделено два аппарата. Но ведь перед доением каждую коровку надо помыть, а после аппарата еще и поддоить, а были такие коровы в группе, которых надо было еще и до аппарата поддоить. Были такие доярки, которые после аппарата коров не поддаивали, а я нет, я всегда каждую коровку проверяла. Я точно знала одно – как бы хорошо ни был подключен аппарат, он до конца корову не выдоит, что в результате приведет к маститу. Именно поэтому коров из моей группы из-за болезней вымени не выбраковывали. Сначала аппаратами доили в пятидесятилитровые бидоны. Вот наполнится он молоком и несешь его, а вернее тащишь на себе, а я сама-то всего сорок шесть килограммов весила, это уже позже установили молокопровод, по которому молоко само шло в холодильник».

Но труд Лидии Гавриловны не ограничивался уходом за коровами. В течение 21 дня доярки должны были выпаивать телят, затем приучить к ведру и только после этого передать телятницам: «Телят мы выпаивали молоком в соответствии с нормой – на однократный прием каждому теленку выделялось два литра молока. От привеса теленка в течение трех недель доярке начислялась премия. Часто бывало и так, что на руках у одной доярки, кроме группы коров, еще было и по 30 телят. Я сейчас и сама не знаю, как мы так могли работать, а самое главное, все успевать: утром на дойку идти надо было к четырем часам, подоишь, в поле выгонишь, пока все почистишь, аппараты и бидоны вымоешь, уже и обед не за горами, опять все сначала, а там и вечер. Коровы приходили с поля вечером в восемь часов, пока справишься со всей работой – уже и полночь. Спать приходилось ложиться даже не раздеваясь, в любой момент ты должна быть готова бежать на ферму. Но мы любили свою работу, болели за общее дело и хороший результат. И несмотря на тяжелый труд, жить и работать было весело. Один другого никогда не бросал, а, наоборот, помогали друг другу. Вот случится что-нибудь с дояркой, никогда ее группа не останется неподоенной. Даже бывало и так, что из одного хлева идем в другой на помощь – во что бы то ни стало группа должна быть подоена. А еще на отел коровы, хоть ночь, хоть день, доярка всегда должна быть на ферме».

Труд доярок всегда был на контроле, и это касается не только показателей по надоям молока, проверяли во сколько утром пришла доярка на работу, какая жирность молока у той или другой коровы или в группе в целом: «Показатели у всех доярок были разные. Я в сутки от своей группы в 50 коров надаивала по 500 литров молока. Мне иногда доярки говорили, что я умею коров выбирать, поэтому я первая доярка в колхозе. А я всегда отвечала, что дело не в этом. Главное в нашей работе – правильно раздоить первотелок. Я всегда раздаивала их руками (иногда приходилось раздаивать по 10 первотелок), и только после этого приучала их к аппарату. А вообще я считаю, что ко всему надо приложить силу и душу, тогда в любом деле все получится и будет результат».

Слушая Лидию Гавриловну и сопоставляя сегодняшнюю жизнь, сам собой возник вопрос «Неужели у Вас не было желания облегчить себе жизнь и поменять работу?» и, к моему удивлению, ответ был отрицательным: «Нет, не хотелось. Я очень любила своих коровок и теляток. У каждой коровы в группе была своя кличка, которую она знала, свой характер, который знала я. Был, конечно, один случай, когда я хотела уйти, но не из-за того, что устала от физического труда, просто произошла размолвка с зоотехником. Была поздняя осень, стояли небольшие морозы, нам надо было коров в хлев загнать, а зоотехник попросила помочь ей загнать телят. Я согласилась, но в ответ попросила также о помощи. Пока мы телят загоняли, наши коровы вышли из загона и ушли в поле, ушли далеко, за 4 километра. Тут зоотехник и говорит: «Не будем мы бегать за ними, мы еще дома сегодня не были». А я и спрашиваю ее: «Сафроновна, а мы разве были? Мы с собой даже кусочка хлеба не взяли». Она в сердцах мне в ответ: «Если трудно, то увольняйся». Так я написала заявление, отнесла в контору. После длительного разговора председатель меня не отпустил, так и сказал, что такую доярку он больше нигде не найдет. Да и я уже перестала сердиться, разволновалась, коров жалко стало. Пришла в хлев, коровы с поля пришли, увидели меня и как замычат. Одна коровка в группе была ласковая такая, я обняла ее за шею, а у нее слезы на глазах – я стою плачу, корова плачет и доярки, что по соседству… Так я и осталась, и больше мыслей о смене работы у меня не было».

Стаж доярки у нашей героини составляет сорок два года. С 1976 по 1991 г. Лидия Гавриловна была передовой дояркой, за что была неоднократно награждена Почетными грамотами. Сегодня Лидия Гавриловна – безмерно любящая и любимая мама, бабушка и прабабушка. Несмотря на солидный возраст, сложности со здоровьем, Лидия Гавриловна все по дому старается делать сама.

После общения с Лидией Гавриловной я долго думала о том, что человек сам строит свою жизнь и обязан относиться к себе требовательно, при любых обстоятельствах оставаться достойным человеком, жить трудом, по чести и совести.

В завершение очень хочется поблагодарить Лидию Гавриловну за самоотверженный труд, за все то, что она и люди ее поколения сделали для своей малой родины. Очень хочется, чтобы в доме Лидии Гавриловны всегда горел свет, чтобы также по-доброму светились ее глаза, чтобы с лица не сходила улыбка.

У нынешнего поколения есть достойные примеры для подражания – это дедушки и бабушки, отцы и матери, надо лишь уметь слышать их и учиться у них же.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

19