Меню
12+

«Велижская новь», газета МО «Велижский район» Смоленской области

15.08.2018 09:08 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

По страницам газеты «Путь к коммунизму»

Нещадно время календарь листает,

Мы в суете не ведаем о том:

Уходит вглубь история живая

С оторванным безжалостно листком.

Самая ранняя, уже пожелтевшая от времени подшивка газеты «Путь к коммунизму», предшественницы нынешней районки «Велижская новь», которая хранится в редакционном архиве, датируется 1966 годом.

Тематика газетных выпусков пятидесятилетней давности была достаточно широка: от писем простых граждан, которые поднимали, как правило, жизненные бытовые проблемы до международной политики.

Наиболее популярными рубриками в газете были: «О хороших людях», «Факты, события, комментарии», «В мире интересного», «Трибуна пропагандиста», «В райкоме КПСС и райисполкоме райсовета», «Тревожный сигнал», «Уголок юмора», «Страница выходного дня» и др.

Давайте перелистаем подшивку газеты за 1966 год и почитаем, например, рубрику «Почта Пропесочкина». В ней на суд читателей выносились недостойные поступки нерадивой части рабочих и крестьян. Клеймились позором бракоделы, пьяницы, лодыри, хулиганы и жулики. Беспощадно осмеивалось равнодушие к запросам и нуждам трудящихся, имевшее место у отдельных руководителей.

Сегодня на страницах газеты «Велижская новь» предлагаем несколько критических заметок, фельетонов и писем читателей, опубликованных в рубрике «Почта Пропесочкина».

«Скучно и грустно…» Под таким названием была напечатана заметка Ивана Пропесочкина в газете «Путь к коммунизму» (№ 3 (2310) от 07.01.1966 года). В ней он писал следующее: «Пришлось мне недавно побывать в деревне Гатчино, что в колхозе «1-е Мая». Приехал я туда вечером, чтобы посмотреть, как отдыхают здесь колхозники. Мне заведомо было известно, что в деревне есть бригадный клуб, поэтому сразу же отправился туда. Только подхожу к клубу, навстречу мне П. П. (здесь и далее, чтобы никого не обидеть, имена и фамилии изменены) и несколько девчат. Обступили меня и давай наперебой рассказывать:

– Ты знаешь, Ваня, как часто у нас бывает кино?

– Не знаю, – отвечаю я.

– Так вот знай: раз в год по обещанию.

В клубе царит скука.

– Почему по обещанию? – спрашиваю я у девчат.

– Дело в том, что киномеханик Н. Н. сам себе хозяин. Когда захочет, тогда и приезжает в нашу деревню, а такое желание у него появляется очень редко, – отвечают девчата. – Вот и приходится нам ходить в кино за несколько километров. Пропесочка ты того, кто повинен в этом…

Что ж, молодежь деревни Гатчино, я выполнил вашу просьбу и надеюсь, что директор районной киносети тов. Т. примет нужные меры, чтобы у вас регулярно демонстрировались кинофильмы. И хотелось, чтобы колхозные комсомольцы наладили в клубе дежурство, оживили бы в нем культурно-массовую работу. Скуку надо изгонять из деревни…»

В этом же выпуске газеты в заметке «И опять в Горянах…» Е. П., председатель цехового комитета, обратился к Ивану Пропесочкину с письмом, в котором просил напомнить директору сплавной конторы тов. М., председателю рабочего комитета тов. Д. и начальнику Горянского рейда тов. Д. о нуждах Горянского рейда.

Автор письма сетовал на то, что очень многим из рабочих зимняя одежда и обувь не выданы еще за 1964 год, что на рейде нет ни одной аптечки, что пилы заправляют этилированным бензином, что категорически запрещено. Также Е. П. предлагал организовать для рабочих горячий обед.

Большое внимание уделялось и борьбе с пьянством, хулиганством, дебоширством. Об этом свидетельствует заметка под названием «Докатался…» (№ 3 (2310) от 7 января), в которой рассказывалось о неблаговидных поступках великовозрастного лоботряса, жителя Велижа А. Н., который, перебрав хмельного, угнал мотоцикл, не имея опыта управления, врезался в столб, затем в сосну, в результате мотоцикл был разбит. Состоявшийся суд приговорил нарушителя к двум годам лишения свободы условно и обязал его возместить нанесенный ущерб владельцу мотоцикла.

«Деньги вылетели на ветер» (№ 46 (2353) от 20 апреля) – так называлась заметка о вопиющем случае, произошедшем в совхозе «Городищенский», о котором неравнодушный гражданин А. Т. написал на почту Ивана Пропесочкина.

«А именно, пьяный тракторист И. Д. утопил в трясине бульдозер. Попросил директор совхоза тов. М. помощи у «молодцов-мелиораторов»: «Вытащите бульдозер, в долгу не останусь!»

Пригнали добрые молодцы могучие тракторы, пустили в дело тросы стальные, тянут-потянут, вытянуть не могут. Покрепче рванули, а репка… то бишь трактор, только глубже в трясине завяз.

– Тяните, что есть силы, озолочу, – вскричал тогда М.

И рванули добрые молодцы в полную силушку. Крепко напряглись тросы, покачнулся немного трактор, но вместо машины выволокли из грязи оторванный от него бульдозер. А трактор еще глубже в болото ушел.

Почесали в затылках молодцы, положили деньги в карманы и уехали восвояси. Подумали было в совхозе еще кого-нибудь на помощь призвать, а весенний паводок и вовсе от глаз людских трактор упрятал. Так и оставили его в болоте до лучших времен. А деньги пустили на ветер».

С вышеизложенным письмом перекликается и заметка «К вопросу о бережливости» (№ 81 (2388) от 10 июля), где Иван Пропесочкин обращался к руководителю одного из сельских хозяйств о поднятии трудовой дисциплины и пресечении пьянства среди некоторых механизаторов и не только. Он писал о том, что необходимо больше внимания уделять воспитанию у механизаторов чувства бережного отношения к машинам и что «решения XXIII съезда партии требуют от каждого советского человека исключительной бережливости».

В своем обращении к руководителю совхоза И. Пропесочкин напоминал о трагическом случае, понесшем за собой смерть человека, о разбитом тракторе, о перевернутых новеньких «МТЗ-50-Л» и «ДТ-20». Все это произошло по вине трактористов, находившихся в пьяном угаре.

В редакционную почту приходили письма и от нештатных рабкоров, поднимающих темы культурного воспитания молодежи. Так в письме «Новоявленные соловьи» (№ 12 (2322) от 4 февраля) рассказывалось о безобразном поведении молодых людей в общественном месте (кинотеатр «Мир»), которые курили, свистели, ходили по залу кинотеатра, не обращая внимания на замечания других зрителей.

«А где же были в это время дружинники – гроза всех хулиганов? – задает резонный вопрос автор. – Да и дирекции киносети надо сделать так, чтобы в зале кинотеатра во время сеанса не было хождения, не рвалась бы по нескольку раз лента».

В статьях «Подковали …» (№ 12 (2322) от 04.02.1966 г.) и «Бракоделы из МСО» (№ 46 от 20.04.1966 г.) рассказывается о бракоделах, работающих на мебельно-обозном заводе, и строителях межколхозной строительной организации, которые возвели на территории базы заготконторы здание картофелехранилища, где потолка нет, холодно, воздух затхлый, вентиляция и электросвет отсутствуют, крыша просвечивается.

Новому директору заготконторы райпотребсоюза тов. Б. и новому председателю совета межколхозной строительной организации тов. В. следовало бы разобраться в недоделках овощехранилища и порче картофеля.

«В просьбе отказать…» В письме под таким заголовком члены агитбригады Чернейского сельского клуба рассказали о равнодушии бригадира деревни Арютинки.

«…Агитбригада нашего клуба выезжала с концертом в деревню Арютинки. Транспорта нам не предоставили, пришлось добираться на попутной подводе.

…Концерт длился допоздна. Потом участники концерта тт. Л. и Д. направились к бригадиру тов. М., чтобы попросить какой-нибудь транспорт доехать домой. Но М. на нашу просьбу махнул рукой.

Так ли должен был поступить бригадир?»

Также о необязательном и равнодушном отношении к производственным проблемам колхозников описывалось в заметке бригадира колхоза «1-е Мая», которая называлась «В надежде на пегую…» (№ 70 (2377) от 15 июня).

«Несколько лет в деревне Лемеши курсирует старая пегая лошадь в упряжке с бочкой. На километровом маршруте от речки Чернавки до ферм с утра до темна она успевает сделать немногим больше десяти рейсов. А воды требуется много: легко сказать, что в хлевах Лемешовской бригады стоит 200 коров с телятами, и все 200 нуждаются в питье, а лошадь с бочкой – одна. Попробуй, обеспечь!.. Вот и содержится скот на полуголодном водном пайке.

Но к этому равнодушен старший механик по механизации трудоемких процессов в животноводстве из районного объединения «Сельхозтехника» тов. Г. Давно решено установить автопоилки. В апреле здесь пробурили скважину, привезли водонапорную башню. Но собрать ее бригада монтажников, которой руководит Г., не торопится. А почему?»

«Какой подует ветер?» – настырно допытывались велижане у баньщика Т. М. в заметке под таким же названием, помещенной в этом же номере газеты.

«Утро вечера мудренее, поживем – увидим, – степенно заявляет он и глаза его в тот же миг загораются хитрым блеском.

Люди молча переминаются с ноги на ногу, не зная, что делать дальше. Купленные билеты назад не сдашь – их не принимают, потерянное напрасно время – не возвратишь, идти в холодную баню не хочется.

…– Ну, а все-таки есть хоть какая-то надежда на завтра? – с новой силой стали осаждать баньщика любители парной. И он, как говорится, припертый к стене, стал выкручиваться:

– В субботу, конечно, не то, что в пятницу. По субботним дням несколько тише дует северный ветер, но кто его знает, что этому шалуну вздумается. Возьмет, да и завтра выстудит баню.

Пророчества М. сбылись. Ни в прошлую пятницу, ни в субботу велижане не получили удовольствия от приятного возлежания на полку, парная была холодной. По словам работников коммунальных предприятий, выходит, что эту злую шутку с людьми сыграла природа: северный ветер да распоясался до предела.

– Сами, мол, знаете, пока мы подвластны стихиям природы, – сочувственно качает головой главбух коммунальников тов. П.

Интересно, что по этому поводу думает начальник коммунальных предприятий тов. Е. Какой все-таки подует завтра ветер?»

«О работе, работающих и неработающих…» (№ 81 (2388) от 10.07.1966 г.): «Дорогой Ваня! Разъясни, пожалуйста, работникам отдела культуры и Дома культуры, что слово «аттракцион» в переводе с французского на русский означает – номер программы в цирке или развлечений в парке, что эти мероприятия могут проводиться, а не работать, как это они утверждают в громадных, крикливых афишах, расклеенных на заборах и стенах домов в городе.

Ну, а что собой представляет танцевальная площадка в городском саду они знают сами: настил деревянных досок с изгородью для того, чтобы туда не смогли проникнуть безбилетники. Такое сооружение не механизм, не живое существо, и по этой простой причине тоже не может даже хотя бы и через день работать, как выражаются авторы тех же самых афиш. Площадка может быть открыта на сезон, на ней могут проводиться какие-то увеселительные мероприятия, танцы, и, наконец, она может быть совсем закрыта.

Если рассматривать с позиций, что танцы в нашем городе вытеснили все массовые мероприятия и лишь организуются с целью пополнения кассы Дома культуры, то с авторами афиш, утверждающими, что танцплощадка работает, нельзя не согласиться: она работает на них и за них.

Подскажи заодно, товарищ Пропесочкин, носителям культуры, что, кроме того, что они должны следить за культурой речи, в их обязанности входит организация полезного и разумного отдыха молодежи».

В заметке «Вынужденные прыжки» (№ 123 (2330) от 16 октября) поднимался вопрос о благоустройстве улицы в деревне Селезни, где после укладки труб водопровода осталась незарытой траншея двухметровой глубины. «Вследствие этого улица стала непроезжей, а пешеходы вынуждены преодолевать ее прыжками. Водопровод сдан в эксплуатацию еще в июне, а о благоустройстве улицы никто не позаботился до сих пор. Дожди размыли стенки траншеи, и только спортсменам впору преодолеть это препятствие. Но никто из них, к сожалению, на этой улице не проживал.

– Кто должен заняться злополучной траншей? – спрашивает автор. – Этот вопрос неоднократно ставился перед сельским Советом и дирекцией совхоза «Селезневский», но дальше разговоров и обещаний дело не движется.

От редакции. При проверке письма факты подтвердились. Правда, совхоз «Селезневский» начал засыпать траншею, но это делается небрежно и крайне медленно».

Если появлялась в газете критика в адрес предприятий, то руководитель обязан был ответить, что сделано для исправления указанных в статье недостатков. Многие так и делали, но бывало и наоборот. Нерадивому руководителю все указывают на его плохую работу или нечестность. А ему – хоть кол на голове теши. Про таких еще говорят: «В нем совесть и не ночевала».

В рубрике «Колючие строчки» в заметке «Молчальники» писалось как раз о таких руководителях, «которые упорно молчат. Например, не реагирует на критику в районной газете секретарь парторганизации колхоза «Вперед к коммунизму» тов. П. Он до сих пор не ответил на критические статьи, помещенные в номерах «Путь к коммунизму» от 10 июля, 24 августа и 7 сентября.

«Забывают» сообщать редакции, какие меры приняты к устранению недостатков, секретари парторганизаций колхозов «Правда» и имени Жданова тт. Ш. и П.

Мы надеемся, что эти колючие строчки все же подействуют на них, и они ответят редакции газеты по существу».

P. S. Самое главное – работа газеты была действенной, а эта рубрика вызывала неподдельный интерес у велижан. В те времена на каждое критическое выступление советские, партийные и хозяйственные органы должны были реагировать. И понятно, что авторы критических заметок взвешивали каждое слово, проверяли каждый факт, чтобы не давать субъекту критики ни одной зацепки для жалобы во всесильный тогда райком КПСС.

В. Бондарева

Орфография и пунктуация тех лет

сохранена

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

86