Меню
12+

«Велижская новь», газета МО «Велижский район» Смоленской области

04.05.2016 09:20 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34-35 от 04.05.2016 г.

По велению долга

Автор: Т. Ивашкевич

Снова о времени и судьбах

Уважаемые читатели, статья «Не награды ради, но…», опубликованная в № 88-89 за 5 ноября 2015 года, многих не оставила равнодушными – в редакцию стал поступать материал не только о героическом летчике, но и о его однополчанах, о людях, каким-то образом причастных  к судьбам поколений героического времени, об увековечении памяти о них потомками. Поэтому вашему вниманию предлагается еще одна статья, обобщающая представленные документы.

На фоне современной жизни, когда при живых родителях некоторые дети становятся несчастными сиротами, еще раз уместно вспомнить о людях фронтового времени, считавших спасение детей, попавших в беду, первейшей приоритетной обязанностью, делом чести и совести. Невозможно сосчитать, сколько воины нашей доблестной армии, идя на риск, вывезли и вывели детей с оккупированных территорий Тверской, Смоленской, Псковской, Витебской областей, сколько подобрали на дорогах войны обездоленных сирот, обогрели, приютили в своих частях на правах «сыновей полков», определили в суворовские училища или передали в детские дома и приюты. Итак, снова о летчике Александре Петровиче Мамкине, его боевых однополчанах и спасенных детях пойдет повествование в этой статье. Но начнем со времени, отдаляющем несколькими десятками лет ту грозную пору от мирной жизни, и благодарности тех, кто в начале своей жизни испытал все ужасы войны.

Обелиск в березовой роще

В Полоцком районе Республики Беларусь есть деревня с несколько прозаическим названием Труды. Замечательно это место на географической карте Белоруссии тем, что свято хранится память о людях, беззаветно служивших нашей когда-то единой стране ради жизни на земле. Среди березняка, выросшего после пламенных военных лет, установлен памятный знак на месте последнего приземления летчика, который, спасая детей, сгорел заживо. Это место стало священным для тех, кого ценою своей жизни спас отважный летчик. Для них стало традицией 9 Мая – в День Победы – собираться у обелиска. Они вспоминают, говорят, говорят и плачут. Дочь одного из летчиков 105-го авиаполка рассказывала (об этом говорилось в ранее опубликованной статье), что все они называли себя детьми Мамкина, а их дети – внуками. Это 28-летнего парня, сгоревшего в своем самолете, спасая последних из 154 детдомовцев.

На помощь к партизанам

Но сначала назову некоторых однополчан Александра Петровича. Один из них – Кузнецов. Это они с Мамкиным на двух легких самолетах под крыльями приделали специальные капсулы – люльки, в которых могли поместиться несколько человек, и вылетели в одиночку, без штурманов, на место, предназначенное для штурмана, каким-то образом умудрялись усаживать до десятка детей. По всей Белоруссии гремела слава о 105-м гвардейском полке, который был сформирован в первые годы войны из летчиков Гражданского воздушного флота, возглавил его минчанин Е.Т. Клуссон. Гитлеровское командование стремилось разгромить партизанское движение в лесной республике, но лесисто- болотистая местность не позволяла успешно вести борьбу, поэтому неоднократно предпринимались карательные экспедиции против так называемой «партизанской республики». Для подавления сопротивления «народных мстителей» создалась крупная группировка войск, в которую вошли: три пехотные дивизии, мехбригада, шесть отдельных полков, два танковых батальона, на вооружении которых было шестьдесят танков (цифры привожу из статьи ветерана войны Федора Двирника, опубликованной в газете «Берег», №26, 29 июня 2001г. (Воронежский областной еженедельник). Для усиления немецкое командование выделило еще авиацию, в том числе истребителей ночного действия. Каратели несли смерть, оставляя за собой мертвую зону. Особенно оккупанты стремились очистить себе путь к началу летней кампании 1944 года. От командиров партизанских отрядов в штаб фронта поступали просьбы о неотложной помощи. Во взаимодействии с партизанами особое место было отведено малой авиации, самолеты По-2 и Р-5 были незаменимы. Наши летчики в ночное время только за месяц совершили более 600 одиночных вылетов к партизанам, доставили более 90 тонн боеприпасов и спецгрузов, вывезли 314 раненых и более 200 детей. Наиболее результативно действовали асы 105-го гвардейского отдельного авиационного полка гражданского воздушного флота.

Три грамма крупы на каждую детскую душу

В оккупированном Полоцке немцы поначалу не обращали особого  внимания на воспитанников детского дома № 1.На детей выделили смехотворный паек: 75 граммов хлеба, три грамма крупы и щепотку соли на одного ребенка. Конечно, выжить при таком рационе питания невозможно, помогали подпольщики, жители города делились чем могли. Количество детей в детдоме время от времени увеличивалось: поступали дети, чьи родители погибли, прятали еврейских и цыганских малышек. Вдруг немцы стали проявлять интерес к воспитанникам, подозрительно заинтересовались их питанием, несколько раз даже приходили с проверками, осматривая детишек, покачивали головами и говорили, что нужно улучшить питание. Изнанка благосклонного внимания оказалась чудовищно страшной – фашисты собирались из полоцких детдомовцев сделать доноров для своих раненых солдат.

Учитель Михаил Степанович Форинко, добровольно взявший на себя опеку над обездоленными, решил спасти их от умерщвления. У него была связь с партизанами, и он тайно пешим ходом по бездорожью переправил две сотни обессиленных и больных детдомовцев и свою семью в партизанский край. Находиться долго у партизан детишки тоже не могли, каратели сжимали кольцо вокруг зоны народных мстителей, повели огонь на уничтожение всего живого. Тогда командир партизанского соединения Лобанок обратился в штаб фронта с просьбой спасти детей.

Да назовите же, наконец, имя!                         

 Первые полеты за детьми совершили летчики Мамкин и Кузнецов. В ночь с 10 на 11 апреля 1944 года гвардеец Александр Петрович Мамкин в девятый раз (об этом писала наша газета) совершал свой рейс из партизанской зоны, как оказалось, последний, названный позже огненным. Операция по спасению детей носила название «Звездочка», в которой задействовали кинооператора. Поэтому документальные кадры, где летчик Мамкин принимает из рук партизан детишек и усаживает их в кабину, вошли во многие военные хроники. Дети смотрели на летчиков, раскрыв рты от восхищения: они уже привыкли к партизанам, а летчики в комбинезонах, унтах, специальных очках казались им необыкновенными. Вот как об этом писала Людмила Жукова, журналистка, дочь однополчанина Александра Мамкина, в Экономической газете №24-25 2003: «… кадры, снятые кинооператорами 11 апреля 1944 года в глухом тылу врага, на партизанском аэродроме, многие видели по ТВ … рослый летчик в комбинезоне  и шлеме бережно усаживает в самолет малышей – в рукодельных тряпичных онучах, замотанных клетчатыми платками. Голос за кадром комментировал, что не только поездами и пароходами, но и самолетами вывозили детей из-под носа оккупантов наши славные фронтовики». Автор этих строк (Людмила Жукова) готова кричать во всеуслышание:

«… да назовите же, наконец, имя этого прекрасного летчика! Да скажите же, наконец, что на этих кадрах – его последние минуты жизни на земле… да напомните всем, что истощенные трехлетней оккупацией, они бы погибли, если бы не отбили их партизаны у извергов и не вывезли всех на Большую землю летчики 105-го гвардейского Паневежеского ордена Александра Невского авиаполка ГВФ». Далее журналистка говорит о том, что Александр Мамкин сам рос сиротой, без отца, а фамилия Мамкин перешла от деда – сироты, который на вопрос: «Чей ты?» – отвечал: «Мамкин я». Приведу еще одну выдержку из статьи Людмилы Жуковой, в котором она еще раз подчеркивает величие подвига летчика: « Не это ли великое понимание сиротской доли  и долга воина – защитника дало ему силы продолжать полет в самолете, подбитом над линией фронта, в объятой пламенем кабине, в горящем комбинезоне? … посадить чадящий самолет и даже, перевалившись за борт машины, сделать шаг в сторону криков и плача детей на обгоревших до костей ногах?... В госпитале медики, констатировав сплошной ожог тела, не могли объяснить, как мог пилот управлять машиной, посадить ее, идти? Обгоревшим телом управлял мозг и полное жалости к людям большое доброе сердце…»

Последние слова, которые произнес герой, были: «Дети… живы?»

Память жива    

В Полоцке именем Мамкина названа улица, на месте партизанского аэродрома установлен памятник, а в Трудах, недалеко от места приземления, около озера Болныро, – памятный знак. Установил его председатель Малоситнянгского сельского Совета Андрей Героев, сделал своими руками табличку с информацией о подвиге Мамкина, сейчас он хранитель памяти летчика. Школьники Трудовской школы занимались поисковой работой, переписывались с его однополчанами, поддерживали связь с бывшими детдомовцами. Но школа в Трудах закрылась, здание пустует. Все, что собрали юные поисковики, хранится в сельсовете. Андрей Героев гордо называет это музеем Мамкина и мечтает о том, что когда-нибудь будет у музея отдельное помещение, чтобы расширить экспозицию, восстановить связи с теми, кого Александр Мамкин спас в сорок четвертом. Детали от самолета он перенес на свое подворье, чтобы не утащили охотники за черметом,  ждет, когда станут они настоящими музейными экспонатами.

Все дети, подобранные на дорогах войны, благодарны своим спасителям таким, как учитель Форинко, летчики Мамкин, Кузнецов и тысячам им подобным простым советским людям, кто уберег от гибели и помог им вырасти .

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

204