Меню
12+

«Велижская новь», газета МО «Велижский район» Смоленской области

23.08.2013 10:57 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 68-69 от 22.08.2013 г.

АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ СЕРТЕЯ II

Автор: Л. Елисеева
Смоленская земля богата памятниками истории и археологии. Многие из них, такие как Гнездовские курганы, получили мировую известность. Велижский же район долгое время находился в тени. Далеко не все еще сегодня знают, что в течение 40 лет на территории нашего района работает Северо-Западная археологическая экспедиция Государственного Эрмитажа.

Главная ее цель – изучение памятников каменно-железного века в Двинско-Ловатском междуречьи. Среди историков и археологов изучением нашего края занимались ученые Сементовский А.М. (1864), Сапунов А.П. (1893), Романов Е.Р. (1898), Эдинг В.Н., Гольмстейн В.М., Станкевич Я.В. (1959). Впервые опубликовал данные о находках курганов около д. Рудня Е.Р. Романов. Он же впервые высказал и предположение о возможности нахождения в нашем районе памятников каменного века. Среди смоленских историков изучением Велижского района занимался профессор Шмидт Е.А., который и рассказал А. М. Микляеву о находке орудий из камня и кости в долине реки Сертейки близ деревни Рудня. В 1967 году начальник Невельской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа Микляев А.М. и усвятский краевед Смирнов А.Т. были приглашены велижским корреспондентом Ворожбитовым Н.Т. для осмотра торфяников в русле р. Сертейки.

А через год экспедиция начала разведку в окрестностях д. Рудня. Принимал участие в ее работе и велижский историк Карповский М.Ф. Инженер-мелиоратор Силантьев И.И. и учитель Домодыко А.А. — участники мелиорации 1941 года — подтвердили, что было найдено около 40 костяных предметов. На торфянике пробурили скважины, выкопали шурфы, но положительные результаты были получены только возле д. Сертея и д. Нивники. Здесь нашли орудия из кремня, возраст которых говорил о том, что люди на этой территории жили уже 12 тыс. лет назад. Карповский М.Ф. собрал около 150 кремневых предметов для будущего Велижского краеведческого музея. Это были орудия из кремня, отщепы, скребки, наконечники стрел, фрагменты керамических сосудов.

В 1970 году Невельская экспедиция была переименована в Северо-Западную, руководил ею А.М. Микляев, а с 1994г. по настоящее время экспедицию возглавляет А.Н. Мазуркевич, ученик А.М. Микляева.

На минувшей неделе наша небольшая «экспедиция» (заместитель главы Администрации МО «Велижский район» В.М. Соловьева, директор нашего историко-краеведческого музея Л.А. Качулина и я) отправилась в долину р. Сертейки, которая находится недалеко от деревни Рудня. Добраться туда было непросто: после того, как наша машина свернула с асфальтного полотна и вскоре остановилась, нам пришлось идти извилистой полевой дорогой, которая ловко петляла среди невысоких песчаных курганов послеледникового периода и неожиданно упиралась в берег небольшого расширения медленно пробирающейся к Двине темной лентой речки Сертейки. Нас ждали трое сотрудников экспедиции: начальник Северо-Западной археологической экспедиции Государственного Эрмитажа Андрей Мазуркевич, младший научный сотрудник Эрмитажа Екатерина Долунова и аспирант Белорусского государственного университета Владимир Гриб. Здесь же на траве было аккуратно разложено и расставлено все необходимое для работы снаряжение и оборудование. Мы познакомились, я, сделав несколько необходимых для газеты снимков, задала интересующие вопросы. Пока мы дружно беседовали с Андреем Николаевичем, Екатерина и Владимир сосредоточенно работали, а руководитель, разговаривая с нами, все время держал их в поле своего зрения, иногда что-то спрашивал, иногда советовал. Все шло своим чередом, но вот громко заработал мотор небольшой станции, и мы  с интересом стали наблюдать, как Екатерина, переодетая в гидрокостюм, начала погружаться в воду. Тут уж стало не до вопросов: начиналось для нас самое интересное. Со дна речки мощной струей потекла вода с илом и всем тем, что там было. А что там было? Андрей Николаевич наклонился над металлическим ситом и стал из водяного мусора быстро выбирать маленькие предметы. На его мокрой ладони лежали: скорлупа водяных и лесных орехов, маленькие керамические кусочки, кусочки древесного угля, кости рыбы. Мы внимательно разглядывали. Ощущение было странное: мне показалось, что вечность – бесконечна, а время – всегда. Все то, что лежало на ладони археолога, всего лишь 5 веков назад было в руках моего прапращура! Потрогать не хотелось, но мысли остановить не получалось, они, как облака по небу, неслись во времени в бесконечность. Я стала рисовать картину прошлого в своем воображении, Андрей Николаевич помогал.

– С тех далеких времен сохранилось немало археологических памятников: остатки поселений и сезонных стойбищ, могильники и так называемые «случайные находки» – предметы, утерянные владельцами в древности и найденные археологами в современную эпоху, например, на берегу р. Сертейки близ д. Сертея. До нас в большинстве случаев дошли лишь находки из кремня, кости, обломки глиняных сосудов, а изделия из органических материалов, как правило, не сохранились. Однако имеется ряд памятников, в культурных слоях которых (в торфе или обводненных озерных отложениях) уцелели изделия из рога, кости, дерева, кожи, лыка, корней черничника и можжевельника. Этому способствовало то, что на протяжении всего каменного века частые изменения климата влекли за собой колебания уровней озер, рек, и в ряде случаев остатки поселений оказались погребенными на их дне или под озерно-болотными отложениями современных торфяников. В условиях постоянной влажности предметы из органических материалов прекрасно сохранились до наших дней. В результате комплексных исследований стоянок каменного века установлено, что лесные племена длительное время существовали за счет охоты, рыболовства, сбора дикорастущих плодов, ягод, грибов. Такой тип хозяйства, называемый «присваивающим», ставил человека в очень жесткую зависимость от природных условий. Люди могли жить лишь в районах, особо благоприятных для охоты, рыбной ловли и собирательства, а их в то время было не так уж и много.

– Андрей Николаевич, скажите, пожалуйста, что за древнее поселение было на этом месте?

– На месте, где мы находимся, вероятно, был полуостров. Два синхронных поселения на сваях находились в пойме реки Сертейки. Одно было расположено прямо здесь. Климат тогда был более влажный и теплый, чем современный. В это время распространялись широколиственно-еловые леса. Среди широколиственных пород преобладал дуб. По нашим наблюдениям в этом месте было две дубравы. Уровень воды в водоемах колебался на протяжении всего периода. Видимо, постоянные изменения уровня вод и были основной причиной, заставившей древнее население строить озерные свайные поселения.

– А какие жилища были у представителей неолита?

 В позднем неолите стоянки располагались на минеральных берегах. В это время население Ловатско-Двинского региона сооружало небольшие подпрямоугольные многокамерные жилища (2,6 х6,6 м) с кольевой конструкцией. Кроме этого на поселениях встречены кольевой конструкции хозяйственные постройки овальных очертаний, предназначавшиеся либо для хранения и разделки туш животных, рыбы, либо для обработки кремня. На первых этапах очаги были наземными на песчаных подсыпках (как на свайных поселениях), позже появились очаги ямного типа. Часть поселений располагалась на островах, и как показали специальные исследования, основным сырьем для очагов было не дерево, а кость. Оказалось также, что обитатели Ловатско-Двинского междуречья не делали вещи из меди и бронзы (поблизости нет месторождений меди), они непосредственно перешли к производству железа, используя обильные месторождения болотных и луговых руд. Железо здесь осваивается во второй половине II тысячелетия до н.э. – значительно раньше, чем было принято считать. На поселении Сертея II был найден примитивный горн ямного типа, сосуды с плоскими или округлыми орнаментированными днищами, изготовленные из отмученной глины с мелким песком (редко шамотом) и растительными остатками.

– Андрей Николаевич, а можно более подробно рассказать о жилище наших предков?

 – Представьте себе постройки, состоящие из прямоугольных помостов, прикреплённых к сваям с помощью верёвок из корней черники, и поддерживаемые снизу «рогатыми» сваями. При подводном обследовании поселения Сертея II впервые удалось обнаружить и исследовать часть целиком рухнувшего и сохранившего конструктивные особенности настила свайного поселения с очагом. Между рядами свай находились бревна диаметром около 9-12 см, расположенные вдоль этих рядов. На бревна, перпендикулярно им, были плотно уложены жерди диаметром 5-8 см, поверх жердей, перпендикулярно им, располагались неокоренные сосновые плашки толщиной около6 см. Сверху лежал слой мха, присыпанный крупнозернистым белым песком мощностью до8 см. Непосредственно на песке располагался очаг округлой формы, а вокруг него лежали развалы сосудов. Рядом с настилом, в мусорном завале, были обнаружены обрывки рыболовной сети, сделанной из одной нитки (из корневища черники), предварительно накрученной на твердую основу, а перед плетением сети еще раз скрученной. Размер ячеи сетки стандартный – 4,5 х4,5 см. Была обнаружена и корзина (диаметр –40 см) с бытовыми отходами (древесными углями, костями рыб и животных).

– Андрей Николаевич, скажите, пожалуйста, встречались ли в процессе работы украшения тех времен?

– В культурных слоях свайных поселений встречены «украшения» из клыков медведя с кольцевыми нарезками или отверстиями в корневой части, янтарные подвески овальной и подтреугольной формы в виде водоплавающей птицы.

 

В это время Екатерина, которая все время работала под водой, вынырнула и плыла к мостку с поднятой над водой рукой, Владимир подбежал, взял новую находку. Это был кусочек сетки. Андрей Николаевич бережно уложил его на поддон, упаковал в целлофановый пакет и отнес в укромное место, как самую важную находку, а остальные «шедевры каменного века» лежали на солнышке – обсыхали.

Екатерина опять занялась своим делом. Мы внимательно рассматривали находки, наблюдали за работой команды археологов, беседовали. В ходе нашей беседы стали понятны основные задачи, проблемы и чаяния начальника экспедиции. Их немало. Но главная его тревога все-таки связана с тем, чтобы этот очень значимый в археологии уголок нашей велижской земли получил особый статус

А.Н. Мазуркевич убежден: «Будущее Сертейского археологического комплекса полностью зависит от местных властей и государственной политики в целом. Необходимо начать работу по присвоению этой территории, как источнику культурного наследия, определённого статуса, провести инвентаризацию и паспортизацию археологических и исторических объектов культурного наследия. Это позволит в дальнейшем разработать проект привлекательного туристического объекта. Детальную разработку проекта должна взять в свои руки местная администрация. Перспективы у комплекса большие. Например, в западных странах на основе свайных поселений делают специализированные музеи: это может быть и археологический парк, и заповедник, и этнодеревня, где всё стилизовано под времена изучаемого периода, и учебный центр для студентов-историков. Хочу заметить, что экспедиция Эрмитажа всегда открыта для контактов и поможет в любом случае.

Ученые и наш музей готовы оказать соответствующую квалифицированную помощь при подготовке проекта. Важно, что наши начинания находят понимание и поддержку среди населения и администрации, за это им отдельное спасибо».

– Спасибо, Андрей Николаевич, за интересную беседу. Удачи во всех делах и новых Вам интересных находок и открытий.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1583