Меню
12+

«Велижская новь», газета МО «Велижский район» Смоленской области

03.12.2013 09:48 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 98-99 от 05.12.2013 г.

ДАНИИЛ ЯКОВЛЕВИЧ СЫРОМЯТНИКОВ – ГЕРОЙ ОТЕЧЕСТВА

Автор: Беседовала Л.Елисеева
Д.Я. Сыромятников, 1892 г.р., прапорщик 2-й Армии, воевал в 1914-1916 г., награжден Георгиевским крестом 4-й степени
В моих руках две немного выцветшие и чуть пожелтевшие фотографии начала прошлого века. На одной – два ряда бравых артиллеристов Его Императорского Величества, а на другой – красивый молодой мужчина с погонами на плечах и крестом на груди. Его лихо закрученные усы, прямой, внимательный взгляд заставляют вспомнить чьи-то мудрые слова: «Об умерших говорят только хорошо. Они еще могут воскреснуть!» Вот и пришло время воскреснуть Даниилу Яковлевичу Сыромятникову! Воскреснуть навсегда в сердцах родных, памяти благодарных земляков-велижан.

Внимательный Оскар Уайльд однажды подметил: «Лучший способ сделать детей хорошими – это сделать их счастливыми». «Мое детство было счастливым», – это первая фраза, подчеркнутая четкой волнистой линией, с которой начинаются воспоминания Л. Д. Сыромятниковой. Лариса Даниловна – дочь Даниила Яковлевича, любимая, единственная. Она была так щедро одарена заботой и вниманием отца в детстве, так искренне его любила и ждала домой, что не смогла смириться с тем, что он числился в списках без вести пропавших (значит, может быть, среди людей, предавших свою Родину). Как только появилась первая возможность заняться поиском отца, его могилы, она сразу и занялась.

Когда отец ушел на фронт, Ларисе было 13 лет. С тех пор прошло более семидесяти лет, тридцать из которых она посвятила этому важному для нее делу. Говорят, кто ищет, то всегда найдет. Правильно говорят! Лариса Даниловна нашла могилу своего отца в 2012 году. Он похоронен в Германии на кладбище военнопленных лагеря Цайтхайна. Есть и документы, подтверждающие, что Д.Я Сыромятников был офицером Красной Армии. Официально он умер в плену от голода и тифа, но Лариса Даниловна знает, что русских немцы убивали и только за то, что они были офицерами.

Долго мы говорили с ней о прошлом. Лариса Даниловна рассказывала и рассказывала, старясь не забыть мельчайшие подробности. Это были воспоминания о детстве, родителях, войне, добрых людях, которые помогали, поддерживали, подсказывали, когда она упорно и настойчиво шла по бездорожью, пробиралась через частокол преград к заветной цели.

– Лариса Даниловна, каким остался в Вашей памяти отец?

– Я помню: отец без дела никогда не сидел. Дом у нас (по тем временам) был большой, просторный, светлый. Во дворе находилось много различных хозяйственных построек. Родители держали корову, свиней, кур. Есть свидетельство-справка, что у них было 3,5 гектара земли. Помню много плодовых деревьев, кустарников, красивые красные маки под окном, которые были на моих глазах срезаны немцем во время оккупации моего родного города и малой родины – деревни Ястрб-2.

Понимаю, почему мне приходилось в детстве много помогать родителям, выполнять различные поручения по дому, когда очень хотелось поиграть с ребятами в лапту или покупаться в реке Двине. Вспоминаю и не жалею, напротив, благодарна отцу за его строгость и, конечно же , большую заботу о нас с мамой. Еще помню, что папа помогал в учебе, задачки объяснял, если у меня не получалось решить. Мама, хотя и была учительницей, не спешила это делать, а папа – всегда. Он очень хотел, чтобы у меня были только отличные оценки. Обещал купить велосипед. Я очень старалась. Велосипед мне отец не купил, не успел. Еще помню, что над моим письменным столом висел портрет А.С. Пушкина (отец любил его стихи, и я люблю), а напротив кухонного стола – большая карта мира. И нередко отец проверял у меня знания столиц стран и республик России, а также городов Смоленщины. С мамой они жили дружно. Никогда не видела отца ни с папиросой, ни пьяного, а вот с балалайкой в руках на различных семейных праздниках помню. К слову, в нашей деревне в то время многие играли на народных инструментах, даже на цимбалах. Хочу добавить: отец был неплохим столяром (стулья в нашем доме и кухонный стол были сделаны его руками), а перед войной сам перекрыл крышу дома и был очень рад, что успел это сделать. Его руками были сделаны различные навесы во дворе и многие надворные постройки. К сожалению, дом наш сгорел во время войны. Из множества деревьев, посаженных отцом, осталась только липа. Она горделиво возвышается рядом с тем местом, где был мой отчий дом, и гостеприимно машет мне издали ветками, когда я приезжаю ее навестить.

– Как проводил свободное время Ваш отец?

– Любил рыбачить. Уходил на Двину, а за ним бежал наш кот, которому всегда доставалась самая мелкая рыба. Папа без улова никогда не возвращался. Рыбы в реке было в то время очень много, особенно часто он приносил щук.

– Ваш отец был защитником нашего Отечества и в первую мировую войну и во вторую, какие подробности Вам, Лариса Даниловна, удалось узнать об этих периодах его жизни?

– Не очень много, но зато значительные. В Московском государственном архиве я узнала, что отец получил Георгиевский крест, знаю и за что. Во время боя наша подбитая пушка оказалась недалеко от позиции противника. Командование предложило ее вернуть. Вызвались шесть человек, среди них был и мой отец. Пушка была возвращена. В послужном списке отца сказано: «За бои с 5 по 15 марта 1916 года при д. Макаровичи Виленской губернии награжден Георгиевским крестом по 36-ому армейскому корпусу» и дальше «…за отлично-усердную и ревностную службу награжден серебряной шейной медалью с надписью «За усердие на Станиславской ленте», второй серебряной – «За усердие на Аннинской ленте», а также «юбилейным знаком «300-летия царствования дома Романовых» и юбилейным знаком «Писарской», кроме этого отец «выдержал экзамен на право занятия в военное время классной должности»; был «командирован в г. Кременчук в Главную полевую почтовую контору для производства в чиновники военного времени на основании приказа по корпусу»; и «выдержал экзамен в знании почтового дела». А еще помню рассказ отца, как его спасли товарищи во время боев в Карпатах, когда он был ранен и чуть не замерз в снегу.

 Что касается ВОв, то отец ушел на фронт в первый же день призыва в нашем районе. С фронта мы с мамой получили только три письма. В первом он сообщал, что находится севернее Ярцева, затем писал: «… должны перебросить в сторону Дорогобужа», «… должны отправить в сторону Рузы, Ржева».

В 1945 года из военкомата г. Велижа нам прислали документ, где было сказано, что мой отец пропал без вести в Сычевском районе, д. Соколино, 10 октября 1941 года.

– Лариса Даниловна, расскажите, как Вам удалось найти могилу отца?

– Не найти ее я не могла, права не имела. Очень хотелось. Долгие годы работала в Государственных архивах г. Москвы, г. Смоленска, г. Рязани, а также во многих музеях, держала постоянную связь с военкоматами, школами Смоленщины (городов Вязьма, Дорогобуж, Руза, Ярцево) и Витебска, ездила на встречи с ветеранами в День Победы в Москву. Все надеялась узнать какие-нибудь сведения об отце. Иногда удавалось. Сначала было предположение, что он попал в лагерь военнопленных в Белоруссии. Не один год искала расположение этого немецкого лагеря, нашла, спасибо, помог бывший узник. Сейчас там стоит памятник. Затем нашла сведения, что отец погиб недалеко от г. Угра. Была и там. Наконец долгая дорога поиска длиной в 30 лет привела меня к могиле дорогого мне человека, но я там еще не была. Коплю деньги. Обязательно поеду в Германию. Свезу родной землицы, поговорим…

– Вы помните, как уходил на фронт отец?

– Да! В нашем доме собрались близкие родственники, попрощались с ним. Мы с бабушкой пошли его провожать до военкомата. Но бабушка повернула назад перед мостом через Двину, а я пошла дальше. Внезапно налетели немецкие самолеты и начали бомбить. Мы с отцом спрятались. Когда улетели, отец поцеловал меня и сказал: «Беги бабушку догоняй!» Я и побежала. Сегодня, когда иду мимо старого здания нашего военкомата, думаю: здесь по этим ступенькам ходил мой отец (он в 1920 году занимал должность делопроизводителя в военкомате) и, наверное, прошел в последний раз 7 июля 1941 года.

 – А в другие годы кем работал?

 – Председателем колхоза, директором начальной школы, которая располагалась некоторое время в нашем доме. В 1941 году работал в исполкоме, а к началу войны был агентом Госстраха. Перед уходом на фронт он мне сказал: «Не трогай эти документы!» – и положил портфель с бумагами на шкаф. Дом сгорел, документы тоже, но память жива. Она ведет и ведет меня дорогой в прошлое.

– В заключение хочу не просто поблагодарить Ларису Даниловну за беседу, но и поклониться ей низко в ноги за ту большую работу, которую она проделала ради святой памяти об отце, далекого и героического прошлого малой и большой Родины. Если бы каждый человек так трепетно хранил воспоминания о родных людях, то любовь в наших сердцах и душах была бы вечно жива.

Спасибо Вам, Лариса Даниловна, за интересную беседу, и дай Бог сил, здоровья и на могиле отца побывать, и претворить в жизнь все намеченные планы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

125