12+

«Велижская новь», газета МО «Велижский район» Смоленской области

Главная / Статьи / ОН ВОЕВАЛ НА СОПКАХ МАНЬЧЖУРИИ
22.08.2017 10:16
  • 14

Категории:

ОН ВОЕВАЛ НА СОПКАХ МАНЬЧЖУРИИ

Те, кто видел на войне многое, рассказывают об этом мало. Оттого и крупицы этих воспоминаний оказываются на вес золота. 72 года назад 2 сентября в Токийском заливе на борту линкора «Миссури», принадлежавшем вооруженным силам США, был подписан акт о капитуляции Японии. В этот день официально закончилась война с Японией 1945 года, в результате которой Советский Союз вернул себе группу островов и часть Южных Курил, потерянные в русско-японской войне 1905 года. Участником этой войны был уроженец Велижского района Сергей Иванович Колдыбин, поделившийся с читателями газеты «Велижская новь» некоторыми воспоминаниями о вооруженном конфликте с Японией 1945-го года.

– Родился я в 1922 году. После 7 классов Будницкой основной школы поступил в ФЗУ (фабрично-заводское училище), которое окончил в начале лета 1941 года, получив специальность столяра-краснодеревщика. Вместе с другими ребятами по направлению поехал в Новосибирск. Добирались долго и с приключениями. Дорог в те времена практически не было. По Западной Двине ходил большой пароход под названием «КПБ». Посадили нас на этот пароход до Витебска, из Витебска добрались до Москвы. В столицу нашей Родины мы, несколько молодых ребят, приехали поздним вечером, идти некуда. Поезд на Новосибирск должен был отправиться на следующий день. Мы решили переночевать на вокзале. Расположились прямо на полу. Дежурная по вокзалу, видя, что ребята с периферии, доверчивые, следила за тем, чтобы нас не обокрали. Проснувшись под утро, я обратил внимание на большое количество солдат на вокзале. Так я узнал о начале войны с фашистской Германией. Из Москвы до Новосибирска мы добирались пятнадцать суток. Но в Новосибирск нас не довезли, а высадили на Урале в городке Березники Пермского края. Уезжая из дома, никто из ребят не предполагал, что поездка затянется почти на месяц. Приехали сюда, никого не знаем. Естественно, то, что брали с собой давно съели, кушать нечего, из одежды – то, что на плечах. А вскоре, в связи с военным положением в стране, ввели продуктовые карточки. У нас их не было. И начали фэзэушники понемногу бежать, я, в том числе. Хотелось вернуться домой, хотя на Смоленщине уже были немцы. Нас поймали в Перми.

Там же, в Перми, меня устроили работать на завод имени Серго Орджоникидзе, где изготавливали самовоспламеняющуюся смесь «КС» для поджигания немецких танков. Отсюда в 1942-ом году, когда мне исполнилось девятнадцать лет, был призван на срочную службу в Красную Армию. В составе 80-ого запасного стрелкового полка, который дислоцировался в Забайкалье, я прослужил до начала войны с Японией. После длительного пути от Перми до места назначения, занявшего несколько дней, наш военный эшелон прибыл на место расквартирования войск в Цугольский дацан, где, я помню, стояла бурятская церковь. Там, вместе с такими же призывниками, нес обычную военную службу, учил Устав, принимал присягу, занимался физической, тактической и стрелковой подготовкой. Жили мы в очень плохих условиях: в здании бывшего гаража, где не было элементарных условий. Отапливался гараж обыкновенной печкой-буржуйкой, которую сколько топишь, столько и тепло. Все удобства находились на улице – и вода, и туалет. Спали на 3-ярусных самодельных деревянных нарах. Из обмундирования была хлопчатобумажная гимнастёрка, ботинки и трёхметровые обмотки, которые были очень неудобны. Я, чтобы уложиться по нормативу во время учебной тревоги, их на ночь не разматывал и ложился прямо в портянках, но делал это очень осторожно, дабы не заметили старшина роты или сержант. Питание солдат тоже оставляло желать лучшего. Кормили нас по 3-ей норме, какой-нибудь баландой, где плавало несколько кусочков картошки и капусты.

В ночь с восьмого на девятое августа 1945 года в четыре часа утра наш полк подняли по тревоге. Перед нами поставили задачу: преодолеть безводную пустыню Гоби, горный хребет Большой Хинган, водные преграды и прорвать глубоко эшелонированные мощные укрепляющие рубежи японцев. Предстояло разгромить Квантунскую армию. Получив приказ перейти границу, мы форсировали реку Аргунь и пошли, пошли, пошли... Перед нами лежала «долина смерти» (она и на карте так была обозначена). Её необходимо было преодолеть в самые кратчайшие сроки. Трое суток шли. Не видели ни кухни, ни воды. Солнце жгло неимоверно. Шли ночами, так как днём стояла небывалая жара, температура поднималась до 50 градусов, а то и выше. Спали тоже ночами на ходу. Возьмёмся за руки, чтобы не упасть, и спим. Люди в походе страдали от обезвоживания. Идёт, идёт солдат и падает. Воду в резиновых баллонах подвозили, но водовозы не поспевали за войском. Бойцам в сутки выдавали по 200 граммов мутной жижи, водой её не назовёшь, и пять литров – на коня. Кто попроворней, запасётся водой, а другому и не достанется вовсе. Пока по степи шли, от жары изнемогали. А на подступах к Хингану дожди зарядили. И днём, и ночью. Не прекращаясь, лили. Да ледяные, осенние. Почва в болотистую превратилась, лошади, тянувшие орудия, по самое брюхо проваливались. Командир командует: «С передков слазь!» Начинаем вытягивать из этой трясины коней с пушками. Только пришли к месту назначения, немного обсохли, новый приказ: «Идти назад». Конечно, среди солдат были и недовольства. Однажды ночью в расположение нашей роты пришёл японец, решивший добровольно сдаться в плен. Он немного говорил по-русски и при допросе рассказал о том, что по другой дороге ниже нас идет горно-вьючный миномётный полк японцев. Движется он, как и мы, в сторону Большого Хингана. Они все были на лошадях, снаряжение и снабжение намного лучше, чем у нас. Узнав, что японцы движутся на Хинган, командование полка решило во что бы то ни стало опередить японскую колонну и первыми выйти на позиции. И опять, чтобы опередить самураев и занять эту дорогу, мы шли день и ночь. Выдержке и терпению советского солдата нет равных. Вытерпев все испытания, мы первыми пришли на заданный рубеж и, заняв удобные позиции, успели развернуть свою артиллерию в сторону врага. Удар был настолько неожиданным и мощным, что японцы не смогли оказать серьёзного сопротивления. Наши «сорокапятки» в бой не вступали, с японцами разобрались дивизионные 76-миллиметровые орудия, уничтожив живую силу противника. Завершив эту операцию, наш полк вновь двинулся на Большой Хинган. Шли целую ночь. Надо сказать, что дорога по которой мы поднимались на перевал, была более-менее хорошей. С первыми лучами солнца поднялись мы наконец-то на вершину. Мать честная! Ну махина... Смотрим, а укрепления японцев пустые. Их воинские части ушли к реке Сунгари. А мы, видать, в рубашке родились: на нашем направлении сопротивления японцев уже не встретили. Но, надо признать, воевать самураи умели. Попрятались в каменных завалах и лесных зарослях... Да нам не время было головы ломать над этой задачкой и за ними по горным кручам гоняться. Мы спешили вперёд, вниз на Маньчжурскую равнину. Приказ такой: «Вперёд! Без промедления!»

Спустились к железной дороге, нам подогнали состав, рассадили по вагонам и повезли дальше в сторону города Сунгари, где стояла Квантунская армия. Приехали на какую-то станцию. На ней наш поезд простоял всю ночь, а утром увидели, как привели колонну пленных японцев, которых вскоре погрузили в подошедший эшелон и отправили дальше. Как потом выяснилось, их увезли в лагеря солнечного Казахстана и в другие места, где они работали на строительных объектах.

 Преодолев Большой Хинган, мы оказались на территории Маньчжурии, где на нашем пути стали встречаться китайские поселения. Местные жители встречали русских солдат как освободителей, с огромной радостью, оказывали всяческое содействие. Долгое господство японцев привело к нищете местных жителей. Японцы обходились с китайцами и представителями других народностей, как с рабами.

Сначала местные в этом городке кинулись врассыпную. Потом разобрались, правда. На повозки, на ослов красные тряпки привязали, кричат: «Шаньго! Шаньго!». «Хорошо» означает по-ихнему. У одного нашего солдата спросили: «Как по-русски будет «хорошо?» Тот ответил. Китайцы бежали следом, показывали большой палец и кричали радостно это слово.

 Войска советской армии наступали по двум основным направлениям: главными силами из района Староцурухайтуй на Хайлар и из района Отпор на станцию Маньчжурия. Соединения ударной группировки армии успешно форсировали реку Аргунь и двинулись на Хайлар. Сопротивления первоначально не было. Но у самого города Хайлар разгорелись упорные бои. Здесь японцы создали укрепрайон, который имел несколько опорных пунктов. Использовали даже железнодорожный туннель, в котором были сделаны боевые точки, выходящие на поверхность горы. Наши «Катюши» выдвинулись к самой границе.

В конце военных действий 1945 года после капитуляции Квантунской армии, осенью, наш полк вернулся в свои казармы, где прошло его расформирование. Я попал в механизированный артиллерийский полк под командованием прославленного генерал-майора Пастуха (прим.: Пётр Ефимович Челышев), и меня назначили командиром отделения разведки. Здесь я и дослужил от звонка до звонка 5 лет. В это же время вступил в ряды членов КПСС. Вскоре меня выбрали секретарём партийной организации, пришлось вести всю документацию, собирать членские взносы, проводить собрания.

Демобилизовался я весной 1947 года, вернулся домой, на родную землю, на которой пришлось работать не покладая рук. Не один раз я вспомнил армию добрым словом, потому что годы военной службы меня научили порядку и ответственности, умению находить выход из сложных житейских ситуаций, взаимопомощи и многому другому.

P.S. Из чего складывается история? Вряд ли люди, живущие сейчас, задумываются об этом. Поэтому так важно постигать историю через воспоминания очевидцев событий, через их личностные ощущения, которые они передают своим потомкам, то есть нам.  

 Неумолимо время. Всё чаще подводит здоровье, но держится Сергей Иванович по-геройски крепко. Он и сейчас очень любит жизнь, очень любит людей. Его жизненный пример учит быть дисциплинированными, порядочными, честными, справедливыми и трудолюбивыми. Эти качества нужны для того, чтобы в будущем самим служить родной Отчизне, быть такими же патриотами, как и старшее поколение.

Напомним, что С.И. Колдыбин имеет почетное звание «Почётный гражданин Смоленской области – защитник Отечества». За боевые заслуги награжден орденами и медалями.

Автор: В. Бондарева

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

22.08.2017 - 21.09.2017

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх